Аналитика
13 декабря, 14:40
Есть ли будущее у ОДКБ? И если да, то какое?
На фоне постоянно растущего числа политических и военных конфликтов на постсоветском пространстве особый интерес представляет ситуация, складывающаяся вокруг Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

С какими проблемами сегодня сталкивается организация, и как эти проблемы могут повлиять на её будущее?

Начать следует с того, что ОДКБ возникла в период, когда после распада СССР на территории, которую он занимал, появился своеобразный «вакуум безопасности». Значительная часть постсоветских государств в первые годы независимости столкнулась с терроризмом, сепаратизмом, межнациональными конфликтами и неконтролируемым распространением влияния организованного криминала. С одной стороны, власти этих государств понимали, что Россия может помочь им эти проблемы решить, с другой – они отнюдь не собирались брать на себя перед ней какие-либо политические обязательства. При этом сама Россия к началу нулевых постепенно стала воспринимать себя как центр региональной интеграции, что, мягко говоря, не полностью устраивало её «многовекторных» соседей. Именно в такой обстановке в 2002 году и родилась ОДКБ, в рамках которой формально объединились участники появившегося ещё в начале девяностых Договора о коллективной безопасности, за исключением Грузии, Узбекистана и Азербайджана.

Стоит отметить, что на тот момент ещё не все постсоветские страны определились со своим внешнеполитическим курсом. Это видно на примере Узбекистана, который вернулся в организацию после попытки вооружённого мятежа в Андижане (2005 г.), но при этом сразу продемонстрировал «особую позицию» практически по всем основным вопросам, связанным с работой ОДКБ (говоря проще, он в этой работе практически не участвовал), и в 2012 году её покинул. Но ещё более ярким примером стала Россия, которая на начало XXI века стремилась стать частью выстраиваемой Западом системы безопасности, и которая начала отделять свои национальные интересы от интересов западных стран лишь после «оранжевой революции» на Украине. Во многом именно это предопределило основные черты функционирования организации, присущие ей и сегодня.

Очень ёмко суть происходящего в ОДКБ в 2008 году охарактеризовал её генеральный секретарь Николай Бордюжа, отвечая на вопрос, почему ни один член организации не признал вслед за Россией независимость Абхазии и Южной Осетии.

«Уровень солидарности государств ОДКБ еще недостаточен. Мы слишком долго говорили, что идем в Европу…»

Николай Бордюжа
Генеральный секретарь ОДКБ

Заявил Бордюжа, добавив, что некоторые из этих государств находились «под прессингом третьих стран». Заявление, напомним, было сделано тогда, когда Россия впервые за свою постсоветскую историю пошла против воли Запада, признав два новых государства. Тогда имелись определённые ожидания по поводу того, что страны, которые числятся союзниками Москвы, могут проявить по отношению к ней политическую солидарность. В итоге Абхазию и Южную Осетию не признала даже Белоруссия.

Интерес постсоветских режимов к ОДКБ начал расти после того, как в середине нулевых по российскому ближнему зарубежью прокатилась волна государственных переворотов. В рамках организации было принято решение о формировании Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР ОДКБ). Однако тут вновь проявился тот самый «недостаточный уровень солидарности», о котором раньше говоритл Бордюжа. В частности, на протяжении практически всего 2009 года Александр Лукашенко отказывался подписать документы о создании КСОР, используя это как средство в очередном раунде экономического противоборства с РФ. При этом Лукашенко и позднее постоянно акцентировал внимание на том, что несмотря на все обязательства Белоруссии в рамках ОДКБ (в том числе и те, которые связаны с защитой территориальной целостности входящих в неё стран), белорусские военнослужащие не будут участвовать в каких-либо боевых действиях, ведущихся на чужой территории. Белорусский лидер и в дальнейшем был склонен использовать участие в организации для достижения собственных политических целей – к примеру, демонстративно игнорируя мероприятия по линии ОДКБ в периоды обострения отношений с Москвой.

Однако даже когда входящие в ОДКБ страны демонстрировали некое подобие консенсуса, организация не слишком активно вела себя в случаях, когда использование её военного потенциала было уместным. К примеру, на юге Киргизии в 2010 году начались межэтнические столкновения между киргизами и узбеками. Занимавшая на тот момент пост главы государства Роза Отунбаева обратилась за помощью к России, которая начала по этому вопросу консультации по линии ОДКБ. В итоге члены организации решили воздержаться от ввода миротворцев.

Ещё более ярким примером является ситуация в Армении, премьер которой Никол Пашинян запросил поддержку ОДКБ, когда в 2021 году ВС Азербайджана, добившись своих целей в Нагорном Карабахе, начали вторгаться на международно признанную армянскую территорию. Гнев Пашиняна вызвало то, что ОДКБ, которая, согласно уставным документам, должна защищать территориальную целостность своих членов, даже не выступила с резолюцией, признающей Азербайджан агрессором – выяснилось, что никто из остальных участников организации не желает всерьёз портить отношения с Баку. В Ереване начались манифестации в поддержку выхода Армении из организации, что стало частью тенденции к общему росту антироссийских настроений в армянском обществе.

Стоит отметить, что несмотря на регулярно вспыхивающие на постсоветском пространстве вооружённые конфликты, военный потенциал ОДКБ применялся для их предотвращения всего один раз – в Казахстане в январе 2022 года по просьбе нового на тот момент президента Касым-Жомарта Токаева. Сейчас многие считают, что Россия фактически пережила дипломатическое унижение, когда Токаев заявил о выводе войск ОДКБ уже через неделю после того, как стало ясно, что его режим устоял. Согласно распространённому в России мнению, Токаеву не следовало оказывать помощь без предварительных условий. Однако представляется, что организация откликнулась на призыв казахстанского руководства в основном за тем, чтобы просто показать собственную состоятельность и способность решать свои номинальные задачи, развеяв сомнения многочисленных скептиков.

Инциденты на киргизско-таджикистанской границе.

Ещё один штрих к нынешнему портрету ОДКБ: два входящих в неё государства, Киргизия и Таджикистан, постоянно балансируют на грани полномасштабного вооружённого противостояния. За последние 12 лет на киргизско-таджикистанской границе произошло более 150 инцидентов. Причём с течением времени ситуация усугубляется: если весной 2021 года в ходе очередного обострения с использованием стрелкового оружия и миномётов погибли два человека, то осенью 2022 года в ход пошли «Грады», а число погибших с обеих сторон перевалило за сотню. Напомним, речь идёт о странах, которые формально состоят в одной организации, специализирующейся на обеспечении коллективной безопасности.

ОДКБ регулярно подвергается критике за бездействие и отсутствие ярко выраженной позиции по ряду ключевых вопросов. На политическом уровне организация старается способствовать разрешению основных конфликтов на постсоветском пространстве, однако результат даже этих (весьма скромных) её усилий представляется неочевидным.

Повторим, всё это является следствием того самого «недостатка солидарности», который со временем лишь усугубляется. Николай Бордюжа сделал своё заявление в 2008 году по поводу отказа большинства стран ОДКБ признать независимость Абхазии и Южной Осетии. На нынешний день ни одно из входящих в организацию государств не признало российскую принадлежность Крыма (включая Белоруссию: несмотря на многочисленные заверения белорусских властей, необходимая юридическая процедура проведена так и не была), не говоря уже о ДНР, ЛНР, Херсонской и Запорожской областях. Напомним, члены ОДКБ должны содействовать защите территориальной целостности друг друга, что представляется достаточно затруднительным при том условии, что они эту целостность не признают. И это касается не только России и всех остальных, но и тех же Киргизии с Таджикистаном – одной из причин непрекращающихся конфликтов между ними является спорный участок границы.

Сегодня мы наблюдаем примерно следующую схему, касающуюся отношений стран-членов ОДКБ к данной организации:

- Белоруссия:

Последовательно участвует в мероприятиях по линии ОДКБ (учения, саммиты, заседания, и т.д.), однако не демонстрирует ни малейшей склонности поступаться своими национальными интересами ради решения проблем других членов организации. К примеру, Александр Лукашенко выступил против позиции Армении, добивавшейся от ОДКБ помощи в противостоянии с Азербайджаном, являющимся давним экономическим партнёром Белоруссии. Действительно, зная историю взаимоотношений Лукашенко и Ильхама Алиева, сложно представить, что белорусский лидер пойдёт на открытый конфликт с азербайджанским коллегой из-за вопроса, который напрямую не затрагивает интересы Минска;

- Казахстан:

Участвует в мероприятиях по линии ОДКБ (в 2023 году генсеком организации станет представитель Астаны), использовал её помощь для сохранения режима президента Токаева. Однако основным фоном политического развития этого государства является непрерывный рост русофобии в обществе и внутри политического класса, приобретший взрывной характер с начала российской СВО на Украине. Официальная Астана также несколько раз заявляла о том, что она будет неукоснительно соблюдать режим западных санкций против России. Несмотря на регулярно декларируемое стремление продолжать деятельное участие в работе ОДКБ, изменения общественного и политического сознания не могут не повлиять на вектор казахстанской внешней политики. При нынешних тенденциях представляется очевидным, что Астана, стараясь не растерять экономические выгоды, получаемые от сотрудничества в Москвой, будет искать себе нового «донора безопасности» - на Западе и в Турции;

- Таджикистан:

Участвует в мероприятиях по линии ОДКБ. Помимо неурегулированного противостояния с Киргизией и соседства с талибским Афганистаном имеет традиционный массив противоречий с Узбекистаном (после смерти Ислама Каримова отношения Душанбе и Ташкента улучшились) и нерешённую проблему, связанную с памирским населением Горного Бадахшана. Из всех стран, входящих в организацию, заинтересован в укреплении сотрудничества в её рамках, пожалуй, наибольшим образом;

- Киргизия:

Участие в организации во многом определяется фоном взаимоотношений с Таджикистаном. В частности, Бишкек осенью этого года запретил на своей территории учения сил ОДКБ именно из-за таджикско-киргизского конфликта;

- Армения:

Не скрывает своего разочарования в деятельности организации. Политика Никола Пашиняна и его режима делает неизбежным компромисс с Азербайджаном и стоящей за ним Турцией за счёт ущемления армянских национальных интересов. При сохранении нынешнего курса всё более остро будет становиться вопрос поиска нового «донора безопасности» (США, Франция, другие страны НАТО), что, разумеется, будет обуславливать дистанцирование Еревана от ОДКБ;

- Россия:

Москва, разумеется, будет поддерживать все основные начинания в рамках ОДКБ, однако на данный момент все её усилия сосредоточены на украинском направлении. Соответственно, она не может обеспечить серьёзное военное присутствие в регионах ответственности ОДКБ, обладающих наибольшим конфликтным потенциалом – Средней Азии и Закавказье. К тому же, единственный опыт масштабного использования сил организации (Казахстан, январь 2022 г.) вряд ли можно считать успешным с точки зрения российских национальных интересов: произошедшее выглядело так, словно Москва спасла режим Токаева, который уже через неделю после этого попросил её на выход, вслед за чем Казахстан охватили многочисленные русофобские инциденты, число которых по нынешний день продолжает непрерывно расти. По всей видимости, в дальнейшем РФ в рамках ОДКБ сосредоточится на сугубо политическом урегулировании текущих конфликтов в ближнем зарубежье, избегая участия в военных мероприятиях.

Из этого можно сделать следующий основной вывод: ОДКБ не состоялась как организация, претендующая на статус системы коллективной безопасности. Растущие различия в национальных интересах, зависимость от внерегиональных центров влияния, внутренние конфликты – всё это делает невозможным устойчивое принятие решений, касающихся коллективного использования её военного и миротворческого потенциала. Организация может продолжать существовать ещё неопределённый срок и даже полноценно использовать свои возможности в те редкие моменты, когда её члены будут приходить к консенсусу. Однако её эффективность, и так не слишком высокая, продолжит снижаться. Кроме того, страны ОДКБ продолжат использовать своё участие в ней для торга с Москвой и антироссийских демаршей.

По всей видимости, целесообразным было бы «перепрофилирование» ОДКБ с целью решения каких-то более утилитарных задач – коллективной борьбы с терроризмом, наркотрафиком, трансграничной преступностью и т.д. Это могло бы происходить в формате работы совместных полицейских миссий, аналитических центров, каких-либо органов, ответственных за быстрый обмен оперативной информацией. С попытками совместно решать серьёзные политические и военные задачи, как представляется, следует повременить.

Что же касается системы коллективной безопасности в Евразии, то её будущий облик зависит от итогов российской СВО – как и большинство основных политических вопросов сегодняшнего дня.

Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-79711
Учредитель: АО «КОНСАЛТ»
Главный редактор:
Коныгин С.С.
Адрес редакции: 123060, г. Москва, ул. Маршала Рыбалко, д. 2, к. 6, пом. 763
Телефон редакции: 8 (991) 591-71-77