Аналитика
24 января, 09:05
Казахстан: попытки выжить будучи зажатым в кольцо геополитических интересов мировых держав
Сложная геополитическая обстановка на территории Евразии — головная боль официальной Астаны. Очевидно, что Казахстан, выступающий за мирное разрешение всех международных очагов напряженности, не готов с головой вступать в сегодняшний хаос, который творится на мировой политической арене.

В стране до сих пор остро чувствуется дефицит доверия между властью, которая по-прежнему сидит в богатой столице, и людьми в нищих регионах. Казахстанская армия не выдерживает никакой критики. А слабая экономика и карикатурное панибратство с множеством «стратегических партнеров» может обернуться для республики сначала утратой природных ресурсов, а затем и физическим истощением населения независимой страны.

«Репост» подготовил серию аналитических материалов, в которых наглядно демонстрируются реальные интересы друзей Казахстана.

Холодно и страшно

Холодно и страшно. Вот как можно охарактеризовать жизнь в казахстанской глубинке. Север республики. В разгар зимы на экибастузской ТЭЦ прогнили инженерные сети.  В результате коммунальной аварии 150 тысяч человек при морозе в 35 градусов на неделю лишились тепла и горячей воды.

Местные жители в этой провинции уже привыкли наблюдать за всеобщим разгильдяйством, тотальной коррупцией и откровенно халатным отношением чиновников к городскому хозяйству. Изношенная на 80% ТЭЦ не видела ремонта десятки лет.

К сожалению, это далеко не единственная коммунальная трагедия в стране. По весне в Петропавловске на местной ТЭЦ обрушилась труба. Под завалами оказалась молодая женщина.

А буквально на днях в Талдыкоргане, на юго-востоке республики, произошел взрыв в котельной. Не выдержал отопительный котел. В результате хлопка без тепла в январский мороз остались 70 многоэтажных домов. Учитывая аномально холодную зиму в Казахстане, коммунальный ад может легко повториться в любом из многочисленных населенных пунктов страны.

Видимо, поэтому президент Касым-Жомарт Токаев лишь за декабрь прошлого года дважды затрагивал тему необходимости масштабных кадровых изменений в слабом правительственном аппарате. Впрочем, официальная версия необходимости масштабных кадровых перестановок звучит не так безнадежно. Мол, члены правительства не проявляют должную активность, немного «буксуют» при реализации предвыборной программы президента и не могут противостоять серьезным экономическим угрозам.

Как бы там ни было, но первый рабочий день 2023 года начался в республике с кадровых перестановок в пяти министерствах, администрации президента, управлении делами президента, а также обеих палатах казахстанского Парламента.  

Как вы, братцы, ни садитесь...

Ежегодные кадровые перестановки на политической арене любимая забава казахстанских лидеров на протяжении трех десятков лет. Эффективность подобного подхода весьма сомнительная. Особенно если исходить из реальных результатов «чиновничьих кочевий»: откровенно провальные социальные и экономические реформы, а также доминирование личных интересов над государственными, которые сопровождаются неконтролируемой коррупцией как в богатых столичных мегаполисах, так и нищих провинциях.

Хотя надо признать, что последние кадровые изменения не были лишены изюминок. Одно из нововведений — поддержка и оказание доверия молодым. Весьма невовремя. Ведь именно им — 30-летним специалистам — сейчас нужно буквально на ощупь ориентироваться и экстренно принимать судьбоносные решения в условиях острой фазы мирового экономического кризиса.

Экономика республики переживает откровенно плохие времена. Официальная статистика признает: в стране неуклонно растет число бедных. Причины этому кроятся в чудовищной 20% инфляции и в западных партнерах, которые не дают за баррель казахстанской нефти больше 75 долларов, с прогнозируемым в обозримой перспективе спадом на 30%.

Конечно, новый чиновничий аппарат предпримет в таких условиях попытки реанимировать экономику.  Возможно, «заморозят» цены на некоторые продукты и товары первой необходимости. Такая тактика даст краткосрочный эффект, но, увы, в корне не решит проблемы тотального обнищания казахстанцев. 

Что мы видим. В условиях непростой геополитической обстановки и мирового экономического кризиса принимается традиционное для главы государства решение: пустить пыль в глаза наивным казахстанским гражданам и сделать ответственных за неминуемый экономический спад молодых «дарований» в казахстанском истеблишменте-2023.

Категоричность данного тезиса оправдывается понимаем того, что в Казахстане не будет никаких явных перемен в экономике без серьезной команды реформаторов как в правительстве, так и на местах. А для этого мало лишь чиновников пересаживать и давать возможность порулить молодым кадрам.  Нужно, прежде всего, выявить и устранить на всех уровнях «балласт», который работает, опираясь на принцип лояльности, а не на профессиональные компетенции.

Хотя, конечно, гораздо легче создать очередной мыльный пузырь из популистских обещаний сделать жизнь казахстанцев чуть более сытной и интересной.

Судя по действиям Акорды, президент Токаев понимает безвыходность казахстанской экономики и потому сосредотачивает внимание на международном кейсе.  А именно пытается получать выгоду и преференции от дружбы с Россией, Китаем, Турцией, США, Великобританией и старнами Евросоюза.

Внешняя политика официальной Астаны только на первый взгляд кажется взвешенной и осторожной. На деле же подобная стратегия в любой момент может привести к трагедии, которая затронет уже не 150-тысячный провинциальный городок, а всё 20-ти миллионное население независимого Казахстана.

Дело в том, что в условиях конфликта на территории Украины казахстанская многовекторная политика рискует получить неожиданный эффект. С одной стороны, на чаше весов Россия. Официальная Москва деликатно и иногда не без удивления наблюдает за политикой своих партнеров из Астаны. В силу исторически сложившейся дружбы, теснейших интеграционных связей и общих бизнес-проектов между странами никто в России даже не думает о том, чтобы влиять на волю казахстанских политиков или предпринимать действия, которые легко смогут еще сильнее обесценить незавидное экономическое положение казахстанцев.

А вот с другой стороны, у Казахстана в партнерах страны коллективного Запада, Китай и ментально-родственная Турция. Все они цинично заинтересованы в том, чтобы отмежевать от России стратегических и исторических союзников, таких как Республика Казахстан. И цинизм этот не знает границ. Особенно в условиях, когда Акордой можно легко манипулировать даже теоретической возможностью введения санкций или заморозкой государственных резервов национального банка страны.  Подобный сценарий поставит жирную точку на жизнеспособности казахстанской экономики. А ведь такая перспектива вполне может быть на повестке дня при условии, что Астана продолжит свои неприличные попытки усидеть сразу на нескольких стульях.

В чем суть многовекторной ориентации Акорды?

Казахстан — это огромная страна в самом центре Евразии, в недрах которой находятся все редкие элементы из химической таблицы Менделеева. Республика с населением всего в 20 миллионов человек является максимально желанным «партнером» более авторитетных, модернизированных и богатых стран.

Понимая свои условные преимущества, официальная Астана пошла по пути «многовекторности». Заигрывая с конкурирующими, а подчас и противоборствующими странами, Казахстану удалось создать ореол мирной страны, которая ведет торговлю со всем миром. 

В статусе мирной и самостоятельной страны Казахстан важен, в первую очередь, своему ближайшему соседу — России. Дело в том, что Республика Казахстан — основной участник Евразийского экономического союза и Таможенного союза ЕАЭС. А это ключевые экономические сообщества с участием России на постсоветском пространстве. Кроме того, так исторически получилось, что инфраструктура республики очень тесно связана с экономикой России. Через территорию Казахстана проходит важнейшая железнодорожная магистраль России — Транссиб.

Российский крупный бизнес владеет долями в ряде казахстанских добывающих проектах. Например, для «Росатома» сотрудничество с республикой гарантирует регулярные поставки дешевого урана. Да и в многочисленных нефтегазовых казахстанских проектах принимают участие такие гиганты из России, как «Лукойл» и «Роснефть». Крупный угольный разрез «Богатырь-Комир» на севере республики хоть и принадлежит «Русалу», но при этом бесперебойно снабжает ряд казахстанских ТЭС.

Российский финансовый сектор также имеет свои интересы в Казахстане.  Крупнейшие банки России имеют свои филиалы в стране и даже занимают лидирующие места по объему активов среди банков Казахстана. Этот факт говорит о безоговорочном доверии миллионов казахстанцев к российскому частному бизнесу. 

Доверие простых граждан заслужить непросто, проверяется оно временем, а вот утратить его можно в миг. Что и продемонстрировали китайские инвесторы.

Почему китайские инвесторы до неприличия наглеют в Казахстане?

Китайские инвесторы начали активно заходить на рынок Казахстана в первые годы независимости. В страну тогда массово хлынули не только низкосортные товары народного потребления, но и дешевые долларовые кредиты, любезно предоставленные Китайским банком развития.

Дверь в китайскую кабалу была открыта через завершение строительства советского долгостроя — Мойнакской ГЭС в Алматинской области на самой границе с КНР. Помимо инженеров и рабочих Китай предоставил соседям и большую часть денег на строительство объекта — 200 миллионов долларов США. В кредит.

Дальше больше: китайской стороной были реализованы проекты строительства плотин на крупнейших горных реках Или и Чилик Алматинской области.  А на казахстанском отрезке реки Иртыш, которая берет свое начало в Китае, партнеры из Поднебесной построили сразу три крупные ГЭС.

Другой промышленный холдинг из Китая China Gezhouba Group Corporation взялся за строительство целого каскада из пяти плотин в Алматинской области на горной реке Тентек. Стоимость проекта 1,5 миллиарда долларов, которые КНР предоставили республике все так же, по условиям кредитного займа.

В Павлодарской области китайская компания China Nonferrous Metal Industry’s Foreign Engineering and Construction построила электролизный и алюминиевый заводы. После открытия оба предприятия заключили договоры на регулярные поставки в КНР ферросплавов и цветных металлов.

Благотворительность КНР в Казахстане имеет свои вполне логические цели. Отметим, что китайские специалисты спланировали все проекты и предоставили, использующиеся на объектах гидрогенераторы и прочие комплектующие. Это обстоятельство наводит на мысль, что конечным бенефициаром от строительства ряда ГЭС в Казахстане является КНР, которая мало того, что получила имиджевое и финансовое влияние в республике, так и обеспечила себе при необходимости безоговорочный экспорт казахстанской электроэнергии.

Компания "CNPC"
CNPC — международная комплексная энергетическая компания, работающая в Казахстане с 1997 года. В том же году CNPC приобрела акции компании «Актобемунайгаз» (промышленный флагман Актюбинской области) и подписала контракт на проведение операций по углеводородам на крупнейших казахстанских месторождениях: Жанажол, Кенкияк-надсолевой и Кенкияк-подсолевой. В настоящее время предприятие называется «CNPC-Актобемунайгаз».

Казахстанско-китайская нефтегазовая промышленность

Не одной лишь электроэнергией из Алматинской области довольствуются китайские инвесторы в Казахстане.

Компания CNPC со штаб-квартирой в Пекине через многочисленные дочерние предприятия на постоянной основе добывает нефть в Кызылординской, Мангистауской, Западно-Казахстанской областях, Шымкенте, Атырау, а также в пределах индустриальной зоны «Актобе» в Актюбинской области.

Председатель Совета директоров АО «CNPC-Актобемунайгаз» — Биан Дыжы. Генеральный директор АО «СНПС-Актобемунайгаз» — гражданин КНР Ли Шуфэн. Ранее он занимал должности заместителя главного экономиста CNPC, заместителя генерального директора филиала CNPC по Центральной Азии и линейного руководителя в компании Petro Kazakhstan.

Китайцы в Казахстане чувствуют себя вольготно: выкупают казахстанские нефтяные компании, строят собственные предприятия, расширяют сеть китайских АЗС. И при этом совершенно не реагируют на казахстанцев. Показателен тот факт, что все должности руководителей и инженеров в «CNPC-Актобемунайгаз», начиная с 1997 года, занимают исключительно граждане КНР. Стоит ли говорить, что этнические казахи возмущены и удивлены поведением бизнес-партнеров из Китая. Особенно на фоне проверенных временем отношений с Россией.

Тактика нахрапа, которая используется китайцами, идет в разрез не только с моральными (или наивными) принципами принимающей стороны, которая рассчитывала на создание рабочих мест в равных количествах для китайских и казахстанских граждан. Поведение китайцев абсолютно не соответствует законодательству РК. По данным из открытых источников, руководство «CNPC-Актобемунайгаз» даже заставляло казахстанских рабочих петь гимн КНР и собирало плату за проезд по областной дороге, установив пропускной мост. Но и это еще не все. «CNPC-Актобемунайгаз», фактически являясь монополистом в регионе, устанавливают завышенную цену при реализации сжиженного нефтяного газа на торгах.

В ответ на это казахстанская сторона не молчит. Выписывает штрафы за систематические нарушения трудового, налогового, экологического законодательств соответствующих Кодексов РК. Китайское руководство актюбинской компании штрафы оплачивает и продолжает порочный круг с начала. Кстати, в структуру подконтрольных «CNPC-Актобемунайгаз» организаций входит огромное количество компаний, управляемых гражданами КНР, но зарегистрированных при этом в разных регионах Казахстана.  Именно из числа подобных организаций юристами «CNPC-Актобемунайгаз» заключается большая часть договоров на приобретение товаров, работ и услуг.

Структура аффилированных компаний CNPC в Казахстане

Чек-лист казахстанских промышленных компаний, которые принадлежат КНР

Китайские компании контролируют львиную долю от всего объема нефтедобычи казахстанской нефти. В активе у инвесторов из Поднебесной не только флагманское актюбинское предприятие, но и ряд других крупных нефтяных казахстанских компаний.

Кроме «CNPC-Актобемунайгаз» китайская национальная нефтяная корпорация CNPC владеет и казахстанской нефтяной компанией PetroKazakhstan Inc, которая занимается разработкой месторождений и продажей нефти.

Основу производственной структуры группы компаний PetroKazakhstan Inc составляют два подразделения: АО "PetroKazakhstan kumkol resorsiz" (доля CNPC - 67%), занимающееся добычей нефти и нефтепереработкой в Кызылординской области, и ТОО PetroKazakhstan oil products (доля CNPC - 50%). Компания выделила два миллиарда долларов на модернизацию Шымкентского НПЗ, который производит топливо высокого класса. Свою продукцию завод напрямую транспортирует в Китай через систему нефте-газотрубопроводов, соединяющую казахстанские регионы с КНР. Кстати, все трубопроводы между странами принадлежат китайским компаниям CNPC и PetroChina International Company Limited.

Четыре крупные нефтяные компании в Мангистауской области контролируются китайскими холдингами CNPC, MEI Holdings Corporation и Sinopec.

Речь идет о таких гигантах, как «Мангистаумунайгаз». Компания обеспечивает 8% нефтедобычи по всей огромной республике. Компания «Каражанбасмунайгаз», которая добывает уникальную по составу нефть с примесями ванадия и никеля на самом крупном неглубокозалегающим месторождении в СНГ.  100% доли в нефтегазодобывающей компании «Эмир Ойл», которая обладает правом недропользования на месторождениях Аксаз, Долинное, Емирблок и Кариман, принадлежит китайской компании MEI Holdings Corporation и нефтегазодобывающей организации Buzachi Operating Ltd, работающей на еще одном крупном месторождении Северные Бузачи. Кстати, компания является совместным китайским предприятием, где лишь 50% акций принадлежат холдингу CNPC, а остальные 50% пакета акций — китайскому гиганту Sinopec.

В Кызылординской области китайские инвесторы из CNPC, CNODC и China Zhenhua Oil Co Ltd владеют тремя крупными региональными нефтяными компаниями: «Казгермунай» (добывает нефть на месторождениях Акшабулак, Нуралы и Аксай); АО «CNPC-АйДанМунай» (добывает нефть на Арысском месторождении); ТОО «СП Куат Амлон Мунай» (добывает нефть, газ и углеводородное сырье на месторождениях Коныс и Бектас).

В Актюбинской области помимо предприятия «CNPC-Актобемунайгаз» в структуру подконтрольную китайским гигантам CNPC и SINOPEC входят: нефтегазодобывающая компания «КМК Мунай» (работает на месторождениях Кокжиде, Кумсай и Мортук); нефтегазодобывающая компания ТОО «Сагиз Петролеум Компани» (работает на месторождении Сагиз).

В Атырауской и Западно-Казахстанской областях монополистом в сфере добычи нефти и газа можно назвать китайскую энергетическую и химическую компанию Sinopec. Именно ей принадлежат местные нефтегазодобывающие компании ТОО «Сазанкурак» (добывает нефть и газ на месторождении Сазанкурак). ТОО «Прикаспиан петролеум компани» (добывает нефть и газ на месторождениях Мынтеке Южный и Междуреченское). ТОО «Адай петролеум компани», добывающая нефть и газ на месторождении Адайское. Нефтегазодобывающая компания «Уралс ойл и газ», работающая на нефтегазовом блоке Федоровский.

Поставки урана из Казахстана в Китай

Ежегодно из Казахстана в Китай перевозится более 12 тысяч тонн урана. Казахстан в вопросе сбыта урана сотрудничает с единственной компанией — китайским гигантом China Guangdong Nuclear Power Co (CGNPC).

Китайские инвесторы через совместное казахстанско-китайское предприятие ТОО «Семизбай-U» разрабатывают крупные урановые месторождения «Семизбай» и «Ирколь» в Кызылординской области для дальнейшего удовлетворения потребностей атомной энергетики КНР.

Кроме того, «Казатомпром» за 435 млн долларов США продал китайскому гиганту China General Nuclear Power Group 49% доли участия в ТОО «Добывающее предприятие «Орталык», которое также разрабатывает два урановых месторождения, но в Туркестанской области.

Национальная компания «КазМунайГаз»

Как так получилось, что имея огромное количество месторождений полезных ископаемых и залежи почти всех элементов таблицы Менделеева Казахстан всего за несколько лет стал, по сути, промышленным придатком КНР? Ведь в республике работает регулятор, который контролирует процессы добычи и транспортировки нефти и газа. Это национальная компания «КазМунайГаз».

Но факты говорят сами за себя. Именно китайские инженеры обнаружили и стали разрабатывать крупное нефтяное месторождение на территории Казахстана - Северная Трува - с запасами нефти в объеме 100 миллионов тонн. Именно китайский холдинг CNPC принял участие в разработке морского месторождения Кашаган в составе консорциума «North Caspian Operating Company».

Всему этому находится объяснение. При детальном анализе структуры национального регулятора становится очевидным, что компания «КазМунайГаз» имеет тесные связи с китайскими компаниями и крупнейшим в мире китайским инвестиционным фондом China Investment Corporation.

Казахстан окружен мощными, богатыми и огромными странами.  Интересы России в Казахстане наиболее прозрачны и очевидны.  В условиях геополитической нестабильности официальная Москва ищет в Астане комплексную поддержку. А вот Пекин в отношении Акорды явно недружескую поддержку ищет. Окутав, как спрут, казахстанский нефте-газо-урановый сектор власти Китая удовлетворяют свои стратегические потребности в редкоземельных полезных ископаемых, а заодно держат на поводке из долларовых кредитов правительство самой большой и авторитетной республики среди пяти вечно кризисных государств Центральной Азии.

Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-79711
Учредитель: АО «КОНСАЛТ»
Главный редактор:
Коныгин С.С.
Адрес редакции: 123060, г. Москва, ул. Маршала Рыбалко, д. 2, к. 6, пом. 763
Телефон редакции: 8 (991) 591-71-77