Аналитика
19 декабря, 11:02
Кому выгодно «НАТО-православие» на Балканах и на Украине
Несмотря на светский характер современных европейских государств, в которых большинство населения исповедует православие, в последние десятилетия православное христианство становится важным политическим инструментом в руках коллективного Запада.

В этом контексте можно рассматривать гонения на Украинскую православную церковь Московского патриархата (УПЦ МП), которые в настоящее время достигли своего апогея, и на Сербскую православную церковь в Черногории, которые прошли острую фазу в конце 2019 и в начале 2020 года.

Влиятельные государства Запада, давно провозгласившие религиозные свободы одним из основных прав человека, активно вмешиваются во внутреннюю организацию поместных православных церквей, всячески подстрекая раскольнические тенденции на канонических территориях той или иной церкви, если это способствует достижению их политических целей. В настоящее время это напрямую относится к Сербской и Русской православным церквям. Для того, чтобы понять причины этого процесса, нужно напомнить о той исторической роли, которую православие сыграло в формировании сербского и русского национального самосознания.

В то время как католическая церковь на всей своей канонической территории, охватывающей фактически весь мир, подчиняется единому центру – Ватикану, православная церковь по своей структуре состоит из множества автокефальных церквей, равноправных по отношению друг к другу. Условно говоря, устройство православной церкви можно было бы сравнить с конфедерацией, вернее, с «союзом независимых государств». Мировое православие – это союз независимых автокефальных поместных церквей, связанных между собой общей догматикой, каноническим правом и богослужением. Продолжая подобное сравнение, католическую церковь можно сравнить с унитарным государством, так как папа римский, как ее верховный иерарх, имеет право назначать епископов и определять границы епархий.

Можно сказать, что, благодаря специфике церковного устройства, процесс формирования национального самосознания у православных народов начинается с получением церковной автокефалии. Так, например, получение в 1219 году святым Саввой Сербским (в миру Растко Неманич) автокефалии для Сербской православной церкви сыграло важную роль в укреплении средневекового сербского государства. Параллельно развивается и средневековая сербская литература. Святой Савва так же, как и его брат Стефан II Неманич (Стефан Первовенчанный) пишут «Житие Святого Симеона» - биографию их отца, родоначальника династии Неманичей Стефана Немани, который в 1196 году передал власть среднему сыну Стефану и постригся в монахи под именем Симеон. Сербская православная церковь позже сыграла решающую роль в сохранении сербской нации во время турецкого владычества (во второй половине XV века сербские средневековые государства фактически полностью перешли во власть турок). Православная церковь сыграла такую же важную роль в консолидации русских средневековых земель и в формировании единого российского государства. Ее роль возросла во время татаро-монгольского ига. Одного из наиболее почитаемых святых Русской православной церкви Сергия Радонежского история запомнила как вдохновителя победы русских войск над ордой во время Куликовской битвы.

В настоящее время каноническая территория Сербской и Русской православных церквях не совпадает с границами современных государств. Этот факт после распада СССР или бывшей Югославии, где на территории одной большой страны возникло несколько государств с преимущественно православным населением, становится особо важным. Так, с одной стороны, возникают три больших православных государства – Россия, Белоруссия и Украина. С другой стороны, возникают отдельные Сербия и Черногория, независимость приобретает Македония, в которой еще с 1967 года действовала раскольническая Македонская православная церковь, приобрётшая автокефалию только в мае 2022 года. Некоторые из государств, сформированных в результате развала СССР и СФРЮ, незадолго до приобретения государственности (с точки зрения исторических процессов), проходили или все еще проходят процесс формирования национального самосознания, который подразумевает в том числе создание автокефальной национальной церкви. По задумке, границы епархий этих церквей должны совпадать с границами молодых государств. Учитывая то, что данные территории входят в каноническое пространство существующих автокефальных православных церквей, таких, как СПЦ и РПЦ, это стремление превращается в конфликтный потенциал, который коллективный Запад использует для того, чтобы расколоть мировое православие и разорвать исторически сложившуюся взаимосвязь между нацией, ее поместной церковью и определенной системой ценностей, чьим носителем является православная церковь и на которой зиждется национальное самосознание.

Для усугубления внутриправославного раскола Запад активно использует патриарха Константинопольского Варфоломея, поддерживая его амбиции и стремление стать «первым без равных» иерархом православной церкви или «папой на Востоке». Дело в том, что Вселенская Патриархия, ссылаясь на превратное толкование правил IV, V и VI Сардикийского Собора, считает, что она имеет каноническое право принимать и разрешать апелляции от духовенства и других поместных православных автокефальных церквей. Идея главенства Константинополя над всеми православными церквами имеет безоговорочную поддержку Ватикана, так как ее реализация в значительной степени облегчила бы процесс достижения «политического» объединения Рима и Константинополя, игнорируя все вероучительные и догматические расхождения.

В церковном расколе на Украине патриарх Варфоломей сыграл особую роль, предоставив в январе 2019 года «Православной церкви Украины» (ПЦУ) томос об автокефалии. До этого (в октябре 2018 года) Священный синод Константинопольского патриархата вернул в общение с Церковью предстоятелей и последователей двух неканонических православных церквей, действующих на Украине - Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП), созданной на территории Украины в 1992 году в результате раскольнических действий митрополита Филарета, и Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ), действующей с 1989 по 2018 год. В конце ноября 2018 года Константинопольский патриархат сообщил, что составил проект устава «Украинской церкви». В декабре 2018 года на Объединительном соборе в Киеве УПЦ КП и УАПЦ объявили о создании «Православной церкви Украины». Московский патриархат и Украинская православная церковь в его составе не признали действия патриарха Варфоломея и разорвали евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом.

Новое испытание православию на Украине принесло начало российской специальной операции. Еще в 2007 году собор автономной Украинской православной церкви, сохранившей каноническое единство с Московской патриархией, осудил так называемое политическое православие, т.е. обязанность каждого православного верующего участвовать в политической борьбе на стороне прорусских сил.

«Такая официальная политически нейтральная позиция УПЦ МП привела к тому, что во время борьбы в Новороссии и воссоединения Крыма с Россией иерархия УПЦ официально выступала за сохранение территориальной целостности Украины», - полагает сербский юрист, эксперт в области церковного права Зоран Чворович.

Зоран Чворович
Сербский юрист, эксперт в области церковного права

По мнению эксперта, политически нейтральная церковная иерархия не смогла ответить на вызовы, которые перед ней стояли, т.е. остановить давно начатый процесс украинизации населения и вернуть русское национальное сознание свей пастве.

Весной 2022 года уже внутри УПЦ МП произошел новый раскол. Ряд епархий отказался следовать решению Собора о провозглашении независимости от Московской патриархии, принятого из-за несогласия с оценкой СВО со стороны патриарха Кирилла. Две епархии УПЦ, находящиеся на территории ЛНР - Ровеньковская и Свердловская, заявили, что останутся под омофором патриарха Кирилла, и перестали поминать во время богослужения митрополита Киевского Онуфрия.

В конце 2022 года гонения на Украинскую православную церковь Московского патриархата, устроенные киевским режимом, показали, что попытка церкви огородиться от московского центра не смогла гарантировать ей сохранение духовенства, храмов и остального церковного имущества. После обысков в храмах УПЦ на территории Украины и в Киевско-Печерской Лавре глава киевского режима Владимир Зеленский фактически запретил ее деятельность, обвинив ее в том, что она «служит не Богу, а российским спецслужбам». Против иерархов УПЦ были введены санкции.

Ход событий вокруг Украинской православной церкви говорит лишь в пользу того, что режиму в Киеве не нужна православная церковь, которая могла бы в той или иной степени оставаться проводником русского национального самосознания. Киеву нужна одна «государственная» церковь, в данном случае «Православная церковь Украины», получившая томос об автокефалии от Константинопольского патриархата. А та «украинская нация», которую Зеленский и его западные покровители в лице США и других стран НАТО хотели бы получить в результате своего «инжиниринга», не должна иметь ничего общего с русским языком, Русским миром и Русской православной церковью.

У единственной канонической православной церкви на Украине в настоящее время отнимают храмы и преследуют священников примерно по тому же сценарию, который в конце 2019 года готовил для Сербской православной церкви президент Черногории Мило Джуканович. За несколько дней до ухода на новогодние каникулы парламент Черногории принял «Закон о свободе вероисповедания», направленный против интересов Сербской православной церкви. Скандальный документ предусматривал изъятие у СПЦ всех церквей и монастырей, построенных до 1918 года. Речь идет о более чем 650 святынях, среди которых и известный монастырь Острог, в котором покоятся мощи широко почитаемого святителя Сербской православной церкви – святого Василия Острожского. Действия черногорских властей вызвали жесткую реакцию православных верующих в Черногории, которые вышли на акции протеста. Народные шествия возглавил митрополит Черногорско-приморский Амфилохий, пользовавшийся значительным авторитетом среди населения. До этого митрополит несколько десятилетий подряд усердно работал над восстановлением православия в Черногории, сильно пострадавшего во время и после Второй мировой войны от гонений, проводимых коммунистическим режимом. Шествия, на которые в разных городах Черногории выходило до 250 000 человек, продолжались более шести месяцев и были приостановлены только во время жестких мер борьбы против пандемии коронавируса.

Пока верующие Черногории на улицах требовали от властей отмены спорного закона, президент Мило Джуканович делал заявления, в которых даже не пытался скрывать настоящие причины враждебного поведения по отношению к СПЦ. Так, в мае 2020 года он рассказал о намерении добиваться автокефалии черногорской церкви.

«Мы возобновили государство. Пришла пора возобновить и церковь. Мы предложили решение, которое подразумевало бы существование православной церкви всех верующих. Если Сербская православная церковь отказывается от такого решения, она будет церковью этнических сербов в Черногории. Но тогда мы создадим церковь этнических черногорцев. Мы постараемся, чтобы такая церковь получила автокефалию и признание».

Мило Джуканович
Президент Черногории

На самом деле Джуканович боролся за легитимацию так называемой Черногорской православной церкви во главе с Мирашем Дедеичем – священником, который в конце 90-х годов был лишен сана из-за финансовых махинаций. «Черногорская православная церковь» в 1993 году была зарегистрирована как неправительственная организация. Это как раз тот период, когда в Черногории усиливаются идеи необходимости воссоздания независимого черногорского государства. Не без помощи Запада режим в Подгорице эти идеи окончательно реализовал в 2006 году, когда Черногория вышла из ассоциации с Сербией, созданной вместо СР Югославии времен Слободана Милошевича. Для утверждения черногорской государственности и нации Джукановичу понадобилась автокефальная национальная церковь, но так называемая Черногорская православная церковь Дедеича не была в состоянии взять на себя эту роль, так как за почти три десятилетия существования она не обзавелась ни духовенством, ни паствой.

В итоге из-за конфликта с СПЦ Мило Джуканович лишился абсолютного политического влияния, которым он в Черногории обладал целых 30 лет. На парламентских выборах в августе 2020 года победила широкая коалиция, выступавшая за пересмотр «Закона о свободе вероисповедания» и достижение взаимоприемлемой договоренности с Сербской православной церковью. Тем не менее, победа этой коалиции не означает, что все церковные вопросы в Черногории окончательно решены. Дело в том, что после выборов 2020 года страна вступила в затяжной период политической турбулентности – с тех пор уже два черногорских правительства ушли в отставку, а третье так и не было сформировано. Обязанности премьер-министра все еще выполняет Дритан Абазович, которого 20 сентября парламент Черногории отправил в отставку как раз из-за подписанного им базового соглашения с Сербской православной церковью. Нужно отметить, что черногорские партии не являются самостоятельными политическими субъектами – они в большой степени зависят от поддержки влиятельных государств Запада, особенно после вступления Черногории в НАТО в 2017 году.

Примечательно, что вопрос внутрправославного раскола возник на территории тех европейских славянских стран, которые или недавно были приняты в НАТО (как в случае Черногории) или заявили о желании присоединиться к этому военному блоку (как в случае Украины). По словам сербского православного публициста Владимира Димитриевича, в данный момент стоит задача сформировать «НАТО-вариант православия».

Могучему военному союзу просто необходима структура, которая была бы в состоянии раздробить вселенское православное единство и изолировать Московскую патриархию от остальных поместных церквей.

Владимир Димитриевич
Cербский православный публицист

США, Евросоюз и НАТО как общая евроатлантическая военная организация поддерживают возникновение на канонической территории СПЦ и РПЦ новых национальных церквей, так как это способствует достижению их главных геополитических целей в этой части мира. Тем не менее, получив томос из рук патриарха Варфоломея, «Православная церковь Украины» приобрела «политическую независимость», но не настоящую церковную автокефалию. Дело в том, что необходимость присуждения автокефалии той или иной православной церкви невозможно обосновать только историческими, каноническими, миссионерскими или геополитическими соображениями. Для истинной автокефалии нужно мистическое обоснование – каждая церковь должна иметь своих небесных заступников в лице национальных святых, таких, какими в Сербской церкви являются святой Симеон и Святой Савва, а в Русской - святой равноапостольный князь Владимир, святой преподобный Сергий Радонежский или святой преподобный Серафим Саровский. Поэтому «НАТО-православие», лишенное мистической легитимации, вряд ли может мирно сосуществовать на одной и той же территории вместе с канонической церковью. Альянсу нужна как территория с ее верующим народом, так и святыни канонической церкви, на которой он будет паразитировать, скрывая свою настоящую светскую природу.

Европейский союз (ЕС)
Военные блоки стран НАТО и ОДКБ
Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-79711
Учредитель: АО «КОНСАЛТ»
Главный редактор:
Коныгин С.С.
Адрес редакции: 123060, г. Москва, ул. Маршала Рыбалко, д. 2, к. 6, пом. 763
Телефон редакции: 8 (991) 591-71-77