Аналитика
26 декабря, 11:02
Российско-белорусские отношения в контексте специальной военной операции
Белоруссия под руководством Александра Лукашенко на данный момент оказывает существенную помощь России в деле проведения СВО. Насколько устойчивым является этот курс, учитывая традиционную белорусскую «многовекторность»?
Зотов Владимир
Фото «РБК»

Каким путём пойдёт Белоруссия после Лукашенко? И возможна ли в Белоруссии новая волна протестов, способная привести к смене нынешнего политического режима?

Две попытки госпереворота
Минск дважды сталкивался с попыткой устроить после президентских выборов госпереворот (в 2006 и 2010 гг.), однако они не выглядели убедительно.

Истоки нынешнего внутриполитического положения Белоруссии

Говоря о протестном потенциале белорусского общества, необходимо вспомнить ряд моментов, связанных с недавней белорусской историей. Александр Лукашенко бессменно правит Белоруссией с 1994 года, и за всё это время его власть оказалась под ощутимой угрозой всего один раз – летом 2020 года. До этого момента официальный Минск дважды сталкивался с попыткой устроить после президентских выборов госпереворот (в 2006 и 2010 гг.), однако они не выглядели убедительно. К примеру, уличная акция, которую оппозиция попыталась организовать в 2010 году, была разогнана буквально за несколько минут, а по количеству избитых кандидатов в президенты она могла претендовать на Книгу рекордов Гиннеса. Очередное переизбрание в 2015 г. прошло для Лукашенко спокойно, но вот на следующих выборах (2020 г.) он столкнулся с серьёзными проблемами. Протестные настроение охватили самые широкие слои белорусского общества. Почему так получилось?

Необходимо отметить, что пресловутая белорусская «стабильность» стала возможной исключительно благодаря российскому сырью, поставляемому Минску по льготной цене. Оно перерабатывалось на двух местных НПЗ (в Мозыре и в Новополоцке), после чего готовая продукция отправлялась в третьи страны. Помимо этого, Россия снабжала Белоруссию дешёвыми кредитами и держала открытыми рынки для ключевых белорусских товаров. В середине нулевых рост, основанный на этой модели, закончился, и с тех пор белорусская экономика стагнировала. На плаву её поддерживали лишь финансовые вливания и преференции со стороны России, с которой Минск к тому же вёл регулярные торговые войны. Медленно, но стабильно снижающийся уровень жизни явно не прибавлял белорусам социального оптимизма.

Отдельный феномен, пока ещё не изученный социологами – влияние на рост протестных настроений поведения самого Александра Лукашенко. Эксцентричный белорусский лидер, склонный к громким, граничащим с эпатажем заявлениям, заполнял собой буквально всё местное информационное пространство. Лукашенко в прямом эфире распекал подчинённых, устраивал разносы министрам и директорам предприятий, судя по всему, не осознавая, что действия, которые прибавляли ему популярности в девяностых и нулевых, у нынешней аудитории были способны вызвать лишь отторжение. Когда летом 2020 года Белоруссию охватили протесты, Лукашенко даже сам предположил, что он, возможно, «пересидел».

Радикализация белорусского общества

Однако наиболее значимым фактором, способствовавшим радикализации белорусского общества, стал национализм, распространение которого власти начали постепенно поощрять с конца нулевых. До этого Лукашенко считал националистов своими врагами, на них оказывалось постоянное давление. Однако потом президент Белоруссии счёл Россию сначала не меньшей, а потом едва ли не большей угрозой своей власти, нежели Запад. Русофобствующих активистов сначала исподволь легализовали, а потом им фактически обеспечили режим благоприятствования.

Постепенно набрала обороты кампания по расширению использования белорусского языка, что повлекло за собой полное уничтожение русскоязычной топонимики: с улиц исчезли указатели на русском языке, их заменили белорусские, дублируемые на латинице чешского образца. Активно реконструировались замки польской знати, представители которой объявлялись «белорусскими героями». Повсюду начали продаваться товары с «национальными символами», был фактически узаконен оппозиционный бело-красно-белый (бел-чырвона-белы, сокр. БЧБ) флаг, за который раньше преследовали. В Белоруссии начали проводиться ежегодные «дни вышиванки» (в 2014 году, к примеру, он был проведён в Минске рядом со зданием академии МВД, и его организаторы, помимо прочего, выставили на продажу шевроны с портретами местных гитлеровских коллаборантов). События вроде празднования «дня воли» (годовщины создания Белорусской Народной Республики - полувиртуального, никем не признанного государственного образования времён Гражданской войны в России), на которые раньше приходили несколько сотен профессиональных оппозиционеров, стали собирать многотысячные толпы.

Главная угроза суверенитету
Главной угрозой суверенитету Белоруссии Лукашенко явно считал Россию, рассказывая, как на её территории готовятся вооружённые группы для захвата власти в Минске.

Репрессии, которым до этого подвергалась националистическая оппозиция, начали применяться исключительно против сторонников общерусского единства. В конце 2016 года в Белоруссии были арестованы трое журналистов (Сергей Шиптенко, Юрий Павловец, Дмитрий Алимкин), которые последовательно разоблачали заигрывания белорусских властей с национализмом. Их обвинили в «разжигании розни» и четырнадцать месяцев продержали в тюрьме. В сети развернули активную деятельность «языковые инспекторы», требовавшие от муниципальных чиновников отвечать на их запросы исключительно по-белорусски и натравливавшие правоохранителей на тех, кто, по их мнению, недостаточно уважительно говорил о «мове». Новые знаковые фигуры белорусского национализма (Эдуард Пальчис, Артём Мотолько, Павел Белоус и др.) уже не называли Александра Лукашенко своим врагом и выражали намерение помочь ему в противостоянии с Россией.

Со временем Лукашенко, по всей видимости, уверил себя в том, что он, в отличие от своего украинского коллеги Виктора Януковича, полностью контролирует выращенных им же самим национал-радикалов. Главной угрозой суверенитету Белоруссии он явно считал Россию, рассказывая, как на её территории готовятся вооружённые группы для захвата власти в Минске. Накануне выборов 2020 года Лукашенко едва не позволил реализоваться украинской провокации против бойцов российской ЧВК, которые были задержаны в Белоруссии и которым грозила депортация на Украину. Ставший позднее одним из лидеров белорусской оппозиции дипломат Павел Латушко рассказывал, что Лукашенко инструктировал чиновников, говоря им, что Москва взяла курс на насильственную смену власти – и, учитывая контекст событий, не доверять этим словам Латушко оснований нет.

Прозрение наступило чуть позже, когда на улицы белорусских городов под бело-красно-белыми флагами вышли сотни тысяч манифестантов. Несмотря на то, что в итоге они оказались не готовы к серьёзному противостоянию с властями, те сделали правильные выводы. На националистических активистов обрушились репрессии, прозападные СМИ, ранее работавшие в Белоруссии абсолютно беспрепятственно, были частью закрыты, частью выдавлены из страны. За несколько месяцев протестное движение, охватившее самые широкие слои населения, было подавлено. Вслед за этим во внешней политике произошёл поворот в сторону сотрудничества с Россией.

Текущее положение дел и прогнозы

Всё, что происходит на данный момент в российско-белорусских отношениях, определяется контекстом, связанным с СВО. Белоруссия оказывает России всяческое содействие: на её территории базируются части ВС РФ, с неё взлетают самолёты и ракеты, отсюда же шло зимне-весеннее наступление на киевском направлении. До нынешнего момента Александр Лукашенко не демонстрировал желания как-то пересмотреть взаимодействие с Москвой. Тем не менее, необходимо обратить внимание на ряд рисков как тактического, так и стратегического характера, которые могут оказывать влияние на сотрудничество Белоруссии с Россией.

  1. Все действия Запада на этом направлении будут направлены на внесение в отношения двух стран как можно большего диссонанса. По различным каналам до Лукашенко будет доноситься послание, содержание которого можно охарактеризовать примерно так: Путин однозначно проиграл, в будущем его ждёт в лучшем случае изоляция, сопровождаемая распадом государства, в худшем – трибунал, и при этом белорусский руководитель имеет шанс избежать подобной участи. Говоря проще, Лукашенко будут обещать прощение за предательство. Нельзя не отметить, что, несмотря на всю помощь, которую он оказывает РФ, президент Белоруссии публично придерживается миротворческой риторики. На высшем уровне также постоянно подтверждается приверженность «многовекторности». С формальной точки зрения белорусские власти до сих пор не признали российскую принадлежность Крыма - несмотря на то, что они продекларировали это на словах, необходимые конституционные процедуры осуществлены не были, не говоря уже о ДНР, ЛНР, Херсонской и Запорожской областях. Всё это свидетельствует о том, что окончательно дверь на Запад Лукашенко закрывать всё же не хочет;

  2. Протесты разгромлены, и в ближайшее время вряд ли следует ждать их возобновления без появления обстоятельств исключительной силы – например, обвального падения уровня жизни или массовой гибели солдат-срочников, если белорусское командование решит задействовать их в российской спецоперации, что крайне маловероятно. Опасность представляет скорее то, что белорусское общество находится в полном идейном вакууме. Массовое распространение русофобского национализма, едва не приведшее к государственному перевороту, было поставлено на паузу, но не отменено. Указатели на «белорусской латинице» никуда не делись, главным историческим белорусским героем по-прежнему считается польский террорист Винцент Калиновский, любимый националистами литовский герб «Погоня» находится в списке историко-культурного наследия, и даже бчб-флаг так и не признали экстремистским. Всё это затрудняет понимание белорусской аудиторией внешнеполитических целей России. Для дальнейшего развития российско-белорусской интеграции необходим чёткий идейный фундамент, которым можно быть только общерусское единство. А чтобы устранить фобии официального Минска, России и Белоруссии следует официально взять на вооружение известную формулу «два государства – один народ»;

  3. Экономическая интеграция по-прежнему продвигается слишком медленно (если вообще продвигается). Россия могла бы более активно вовлекать Белоруссию в выгодные для последней проекты, связанные с СВО (предоставление белорусским подрядчикам возможность участвовать в восстановлении освобождённых территорий, допуск белорусских предприятий к российскому оборонному заказу, вплоть до передачи под управление Минска отдельных регионов, на данный момент находящихся под украинской юрисдикцией);

  4. У Лукашенко, по всей видимости, до сих пор нет сценария передачи власти и своего будущего после того, как это произойдёт. Вероятно, он захочет выбрать себе преемника из нескольких возможных кандидатур (премьер Роман Головченко, глава Совбеза Александр Вольфович или кто-то иной), ограничив его права с помощью «Всебелорусского народного собрания», чтобы сохранить в своих руках реальный контроль над страной. Однако судьба Нурсултана Назарбаева, ранее решившего пойти схожим путём, вряд ли вдохновляет белорусского лидера. Белорусский «трансфер» пребывает в замороженном состоянии. В случае непредвиденных обстоятельств, включая появление у Лукашенко внезапных проблем со здоровьем, Белоруссию может захлестнуть турбулентность. Принципиальным моментом здесь является успешное проведение Россией СВО – в этом случае внутрибелорусская политическая ситуация, как бы она ни развивалась, вряд ли примет опасный для российских интересов характер.

Будущее Российско-Белорусских отношений

Приходится повторить, что всё будущее российско-белорусских отношений полностью завязано на то, как Россия закончит СВО – равно как и все основные процессы в ближнем зарубежье. В случае убедительной победы российско-белорусское взаимодействие наконец приобретёт черты реальной интеграции, причём то, кто именно будет находиться у власти в Минске, не станет определяющим фактором. Белоруссия же, безусловно, станет бенефициаром этой победы.

В любом ином случае Россия потеряет Белоруссию как союзника очень надолго, если не навсегда.

Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-79711
Учредитель: АО «КОНСАЛТ»
Главный редактор:
Коныгин С.С.
Адрес редакции: 123060, г. Москва, ул. Маршала Рыбалко, д. 2, к. 6, пом. 763
Телефон редакции: 8 (991) 591-71-77