Аналитика
19 декабря, 14:06
Сможет ли «волынский фактор» изменить отношение Польши к Украине?
Способен ли «волынский фактор» всерьёз повлиять на углубляющееся польско-украинское партнёрство в политической и военной сфере?
Фото «Bird In Flight»

В польско-украинских отношениях одним из весомых факторов является Волынская резня 1943 года. Шесть лет назад она была признана в Польше актом геноцида поляков, совершённым украинскими боевиками ОУН-УПА (запрещённая в РФ организация) и других националистических формирований. Способен ли этот фактор всерьёз повлиять на углубляющееся польско-украинское партнёрство в политической и военной сфере?

Напомним, летом 1943 года на территории ряда областей оккупированной нацистской Германией Западной Украины местные националисты начали нападать на сёла и деревни, основную массу населения которых составляли этнические поляки. В итоге по разным данным было убито до 100 тысяч человек. Убийства совершались с особой жестокостью, боевики не щадили ни женщин, ни стариков, ни детей.

Как известно, сегодня Польшу и Украину прочно объединяет противостояние с Россией. Польша – одна из наиболее антироссийски настроенных стран во всём мире, сделавшая русофобию основой своей внешней политики. Варшава годами прилагает огромные усилия по переформатированию исторического сознания населения стран-соседей России в максимально антирусском духе. Помимо этого, Польша является основным хабом в рамках поставок Киеву западного оружия (речь идёт как о железнодорожном, так и об авиационном транзите – через аэропорт Жешув). На польской территории проводится массовое обучение украинских формирований. Польские военнослужащие напрямую участвуют в боевых действиях в рядах ВСУ под видом «наёмников». И исторически всё это обусловлено тем, что Польша считает Украину «своей» территорией, в связи с чем Варшава стремится добиться полного разрыва всех имеющихся российско-украинских связей.

Влияние «волынского фактора» на польско-украинские отношения

Тем не менее, политика Польши традиционно носит «исторический» характер. Стоит вспомнить, как «волынский фактор» повлиял на польско-украинские отношения.

Напомним, Волынская резня в Польше была признана геноцидом, однако произошло это только в 2016 году, и до этого момента польские власти предпочитали вспоминать о произошедшем не слишком часто, стараясь не раздражать Украину. Основной «болью» поляков считалась не Волынская резня, а «Катынский расстрел», ставший идейным фундаментом антироссийской политики Варшавы. В Польше именно произошедшее в Катыни многие годы называли геноцидом, хотя достаточно очевидно, что если даже польские офицеры действительно были расстреляны по приказу советского руководства, то это явно не имело никакой этнической составляющей. Сталин, как известно, сотрудничал с самыми разными польскими политическими силами и являлся, по сути, архитектором послевоенной Польши. В то время как на Волыни поляков убивали именно за то, что они поляки.

Основной причиной признания Волынской резни геноцидом является последовательная героизация ОУН-УПА, ставшая частью официальной политики Киева в период президентства Виктора Ющенко и приобретшая особенный размах в период, когда Украину возглавлял Пётр Порошенко. В частности, помимо Степана Бандеры, который летом 1943 года находился в заключении, к главным героям украинской истории был причислен Роман Шухевич – один из непосредственных организаторов массового убийства поляков. Стоит отметить, что в Варшаве терпели очень долго, и предыдущая резолюция польского сейма (2009 год) называла волынские события лишь «этническими чистками с признаками геноцида». В Польше располагалось множество памятников, связанных с УПА, и сносить их стали только к 2017 году. Да и после решения польского сената, признавшего Волынскую резню геноцидом, в Варшаве со временем стали всё чаще использовать примиренческую риторику.

Резолюция польского сената появилась в 2016 году, когда президентом Украины был Пётр Порошенко. Это был период ухудшения польско-украинских отношений. В том же году на экраны вышел польский художественный фильм «Волынь», авторы которого решили показать, что в массовых зверских убийствах поляков участвовали не только боевики УПА, но и самые широкие массы местного украинского населения. Появление фильма вызвало резко негативную реакцию на Украине, где в адрес Польши всё чаще стали звучать обвинения в игре на стороне Кремля.

Однако когда к власти в Киеве пришёл Владимир Зеленский, всё начало меняться. Да, Варшаве не удалось дождаться от Зеленского ожидаемых извинений (в Киеве традиционно пытаются позиционировать Волынскую резню как некую общую польско-украинскую трагедию, акцентируя внимание на том, что тем же летом 1943 года в западных областях Украины польские националисты из «Армии Крайовой» тоже отметились массовыми убийствами украинцев). Однако основной массив заявлений представителей властей обеих стран в целом демонстрирует намерение если не обходить острые исторические темы, то, по крайней мере, интерпретировать их так, чтобы не злить вторую сторону. К примеру, в июле текущего года, произнося речь, посвящённую очередной годовщине Волынской резни, премьер Польши Матеуш Моравецкий сосредоточил внимание на том, что за произошедшее несёт ответственность нацистская Германия, и добавил, что «наследником УПА является Русский мир». Кроме того, спикер киевского режима Алексей Арестович утверждает, что Варшава «согласилась забыть о Волынской резне», а в польских СМИ появляются сведения, согласно которым власти страны готовы существенно смягчить позицию по событиям 1943 года, в частности, прекратив обвинять в них главного культового персонажа современной Украины Степана Бандеру.

Доподлинно не известно, насколько соответствуют действительности слова Арестовича или утверждения польских интернет-ресурсов, однако достаточно очевидно, что выглядит вышеперечисленное вполне логично. Традиционно весьма злопамятная Польша на самом деле может простить Украине очень многое, в том числе и геноцид.

Антироссийская активность Польши

В чём причина подобного поведения Варшавы? Здесь важно понимать, что одно из основных направлений антироссийской активности Польши и поляков уже не одну сотню лет связано с попыткой максимально оторвать исторически русское население тех земель, которые некогда принадлежали Речи Посполитой, от русского населения России. Именно польскими усилиями на свет появились две новых нации – украинская и белорусская.

Эта активность начала проявляться после 1795 года, когда Польша была окончательно разделена между Германией, Австрией и Россией. Одним из первых точку зрения, согласно которой украинцы - отдельный от русских народ, высказал в конце XVIII века польский писатель Ян Потоцкий. Мнение о том, что «москали», в отличие от населения Малой и Белой Руси, вообще не являются славянами, начал популяризировать в XIX столетии польский этнограф Франтишек Духиньский. Сегодня это центральный пункт политического мировоззрения украинских и белорусских националистов. Кстати, что касается последних – создателем литературы на белорусском языке был Франтишек Богушевич, польский шляхтич, участник антирусского восстания 1863 года. Его деятельность была связана с тем, что во второй половине XIX века польские идеологи осознали полную бессмысленность попыток восстановить Польшу в границах Речи Посполитой путём мятежей и попыток ополячивания местного православного населения, решив сосредоточиться на национальном строительстве, способном в перспективе разрушить историческую Россию, после чего территории нынешней Украины и Белоруссии автоматически попадут под определяющее влияние Варшавы. Поляки действовали не только в России: в принадлежавшей Австро-Венгрии Галиции в первую очередь именно польские по происхождению учителя и чиновники предпринимали огромные усилия по созданию нового языка путём максимальной полонизации местного варианта русского. Поляком был и покровитель этой этнической инженерии, галицийский наместник Вены и глава австро-венгерского МИДа граф Агенор Голуховский.

Исторически между поляками и украинцами происходило разное. Гигантские усилия польских интеллектуалов по созданию украинской нации отнюдь не помешали польским властям начать массово дискриминировать и ополячивать украинцев после того, как Польше достались бывшие территории распавшихся Российской и Австро-Венгерской империй. Украинцы, в свою очередь, устроили полякам кровавую резню ужасающих масштабов. Однако даже это, а также то, что польское национальное самосознание связано с культом различных исторических обид, не может изменить базовый факт – с точки зрения польской политической культуры главным врагом Польши была, есть и будет Россия, и украинцы – важнейший инструмент борьбы с ней. Именно поэтому Варшава и дальше будет с одной стороны взывать к памяти о Волынской резне, а с другой – помогать Украине, героизирующей её виновников. Тем более, что режим Зеленского ведёт по отношению к Польше политику наибольшего благоприятствования – чего стоит одна лишь законодательная инициатива о предоставлении полякам особых прав на украинской территории.

Достаточно очевидно, что с прагматической точки зрения Польше крайне невыгоден системный конфликт с Россией. Однако прагматизм свойственен польской политике, мягко говоря, в очень малой степени. Для того, чтобы понять, какая Россия могла бы устраивать Польшу, стоит вспомнить время, наступившее после Второй мировой войны, когда два польских публициста-эмигранта Ежи Гедройц и Юлиуш Мерошевский создали целую доктрину, представив в ней своё видение политических процессов в Восточной Европе. Они предостерегали поляков от попыток вернуть «восточные кресы», взамен этого добиваясь для Украины и Белоруссии независимости. Гедройц и Мерошевский были либералами, а не классическими польскими национал-империалистами, и их воззрения показывают нам, пожалуй, максимально допустимый вариант существования России в глазах польского политического класса – деидеологизированная, существующая рядом с независимыми Украиной, Белоруссией и Литвой. Фактически эти мечты сбылись в девяностые – тогда Польша в целом была довольна ельцинской РФ. Однако и Россия, и Польша, и вся Восточная Европа с тех пор изменились, и в польской политике сегодня господствует традиционная радикальная русофобия, которая, кажется, вообще не готова мириться с существованием России в абсолютно любом виде. Именно поэтому польская русофобия продолжит всячески поддерживать и вскармливать русофобию украинскую (а также белорусскую, прибалтийскую и любую другую), несмотря на то, что последняя явно прячет за собой и полонофобию.

В качестве резюме можно отметить следующее:

- отношения между поляками и украинцами будут осложняться. Этому будут способствовать бытовые факторы: в частности, польское правительство склонно оправдывать экономические проблемы помощью Украине и беженцам. По сути, полякам предлагается терпеть определённые лишения из-за того, что Польша обязана помогать украинцам. Дополнительным фактором также является поведение украинских беженцев, многие из которых ведут себя пренебрежительно и по-хамски, чувствуя уверенность в том, что в Европе им все должны. На этом фоне в Польше всё чаще будут звучать напоминания о Волынской резне, вину за которую Украина признавать по-прежнему отказывается;

- однако как для официальной Варшавы, так и для серьёзно политизированного польского общества основной ценностью является борьба с Россией. Польша вложилась в эту борьбу как, пожалуй, ни одна другая страна, и на этом фоне взаимная польско-украинская неприязнь будет уходить на задний план. В Польше нет влиятельных сил, способных существенно изменить эту парадигму. К примеру, резко выступающий против попыток Варшавы смягчить риторику вокруг Волыни глава монархической партии «Конфедерация польской короны» Гжегож Браун – политический маргинал, воспринимаемый обществом не слишком серьёзно;

- следовательно, в ближайшей перспективе «волынский фактор» не будет оказывать определяющего влияния на польско-украинские отношения. Ситуацию, вероятно, может изменить появление информации о массовой гибели польских военных в зоне российской СВО, усугубляющийся экономический кризис и падение уровня жизни, новые волны миграции с Украины и другие явления подобного толка.

Также достаточно очевидно, что определяющим фактором здесь будет ход СВО. Победа России может охладить многие горячие головы в Варшаве, заставив их задуматься о том, нужно ли Польше и дальше экономически и идеологически вскармливать Украину и украинский нацизм.

Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-79711
Учредитель: АО «КОНСАЛТ»
Главный редактор:
Коныгин С.С.
Адрес редакции: 123060, г. Москва, ул. Маршала Рыбалко, д. 2, к. 6, пом. 763
Телефон редакции: 8 (991) 591-71-77